Мой ребенок живет в телефоне

29.10.2021 29.10.2021 здоровье

Мир становится все более виртуальным, нынешние дети совершенно не такие, какими были мы в их возрасте, человечество находится на грани слияния биологии с технологией, и дети в этой дьявольской технике с пеленок разбираются лучше нас, но зато не понимают добрую половину слов из «Мойдодыра» и ничего не знают о трагической судьбе зеленого кузнечика. Мой ребенок живет в телефоне.

Это волнует не только вас.

Зависимость детей от гаджетов, тенденции.

Судя по публикациям в специальной периодике, многие развитые страны тратят весьма серьезные деньги, ресурсы, усилия, – чтобы оценить масштабы проблемы. Вновь и вновь подтверждается: да, это уже стало глобальной медицинской проблемой, чему вдобавок очень способствует пандемия. Тотальная зависимость от гаджетов действительно калечит психику, ограничивает, дезадаптирует и задерживает в развитии. Это обсуждается на уровне правительств и национальных организаций здравоохранения, потому что последствия сказываются уже сегодня. Что с этим делать – никто пока толком не знает. Ну не запрещать же, в самом деле…

Решение и инструменты воздействия

Станьте, пожалуйста, первым, кто найдет по-настоящему действенное противоядие хотя бы своему собственному ребенку, не превратившись при этом во врага для него. Исходные данные, известные на данный момент: полностью изолировать ребенка от мобильных устройств и интернета невозможно. Да и нужно ли? Все-таки в этих технологиях заложена колоссальная мощь; это фантастический инструмент развития, которого в помине не было у нас с вами.

Но инструмент этот эффективен лишь в том случае, если не ограничиваться репостами котиков, не залипать в чатах-форумах и не уединяться при закрытой двери на очень специальных сайтах, о которых мы, взрослые, как бы ничего не знаем.

Поэтому у вас нет выбора: станьте гением. Придумайте то, чего не смогли придумать мы для вас. Заинтересуйтесь, увидев мельком что-то в экране. Попросите объяснить, как настроить в смартфоне то-то и то-то. Смастерите что-то или приготовьте на кухне какое-то блюдо, – но так, с таким драйвом, с такими эмоциями и такими комментариями, чтобы ребенок прибежал со словами «папа/мама, а что тут происходит?!». Ненароком оброните фразу, от которого у тинейджера непроизвольно поползут вверх брови: откуда, мол, у стариков-родителей такая продвинутая лексика?!? А дальше, как говорится, слово за слово…

Только не врите и не лицемерьте. Вот это – абсолютно бесполезно. Придется действительно понять (хотя бы попытаться!), чем и как они там живут, в своих гаджетах, и что мы можем предложить взамен.

Очень осторожно, словно по минному полю, на каждому шагу рискуя и импровизируя, изобретая свою собственную психологическую науку, идите рядышком с ребенком обратно. Сюда, вот в этот крайне несовершенный, отвратительно реальный, циничный, такой прекрасный мир. Другого-то нет.

Знаете, как в университетах дрессируют будущих психологов? Есть такой принцип… он очень-очень сложен, его гораздо легче сформулировать, чем соблюсти, и лишь единицы по-настоящему способны понять и реализовать его. Но если хотите попробовать, то вот: «Если на вас летит табун лошадей, а за спиной у вас обрыв, то задача психолога не в том, чтобы встать на пути табуна, раскинуть руки и вскричать "не пущу!!!". Психолог Лахта Джуниор в СПб будет двигаться рядом с табуном, – и очень-очень плавно, почти незаметно оттеснит в сторону от обрыва. По касательной. Как бы случайно».

Времени на это отводится в обрез, а ошибиться нельзя.