Спортивная медицина


Сложно определить в точности, где начинается большой спорт и кончается спорт маленький. Любые спортивные занятия «на результат», пусть даже это физкультура для собственного здоровья и удовольствия, требуют известных усилий, и немалых. Начиная с определенного уровня чемпионатов или рекордов (дворовой, районный, городской, региональный, национальный, международный, континентальный, мировой, олимпийский) нагрузки становятся настолько тяжелыми, что обычному человеку, – даже если он в отличной форме и абсолютно здоров, – с ними просто не справиться. Поэтому такие сферы деятельности, как большой спорт, профессиональный спорт, спорт высших достижений, – сегодня сопряжены с необходимостью полной самоотдачи в плане времени, образа жизни, рациона питания, жестких ограничений в одних вопросах и перегрузок в других.

В наших глазах спортсмены высокой квалификации выглядят самыми здоровыми, сильными, красивыми людьми на свете. И они же составляют одну из наиболее проблемных групп риска в плане здоровья и прогноза. Как ни странно звучит этот парадокс, дела обстоят именно таким образом. Спортсмены работают и живут совсем не так, как мы; выкладываются за десятерых, справляясь с буквально нечеловеческими нагрузками, показывают фантастические, недоступные людям результаты, впадают в не очень понятные состояния и заболевания, иногда становятся инвалидами или внезапно умирают во сне. Словом, их надо контролировать, обследовать и лечить, причем не так, как простых людей. И кто-то должен знать – как именно.

В античные времена царил, мы помним, культ здорового духа в здоровом теле; зарождались принципы Олимпийского движения, а политики, поэты и философы одновременно были гимнастами, бегунами, кулачными бойцами, – без всяких анаболиков щеголяя великолепным или, по крайней мере, гармоничным телосложением. Однако то, что мы сегодня называем большим спортом, проблемой было уже тогда. Гиппократ дал несколько громоздкое, но вполне внятное определение сегодняшней «перетренированности», а Гален с удивлением и большой тревогой констатировал, что образ жизни атлетов больше вредит, чем способствует здоровью. Индийские же и дальневосточные древние целители о тренировках, травмах, резервах человеческого организма знали, возможно, больше, чем мы знаем сегодня.

Потом человечеству надолго стало не до спорта. По-настоящему он возродился лишь в начале ХХ века, во многом благодаря великому романтику барону де Кубертену. Затем рекорды и призовые места как-то быстро оказались вопросом политики и государственного престижа, некоторые виды спорта стали фанатичной религией и светлой отрадой миллионов, хлебом для элиты и зрелищем для большинства. К новому тысячелетию все это в совокупности превратилось в гигантскую, с миллиардными денежными оборотами, очень сложно устроенную машину, где на одного суператлета приходятся сотни необходимых спутников: тренеры, методисты, психологи, врачи, рекламные агенты, массажисты, массажистки, импрессарио, финансовые менеджеры, руководители спорта, фотографы и т.д. Рекорды давно стали запредельными, счет пошел на миллиметры и миллисекунды. Их цена возросла настолько, что все средства оказались хороши, и целями они вроде бы оправдываются. Во всяком случае, жизнь, долголетие и здоровье спортсмена уже не воспринимаются как завышенная цена.

И снова, как во времена Гиппократа, обычная медицина столкнулась с необычными проблемами. Сто лет назад, на заре спорта новой эры, уже остро понадобились узкопрофильные специалисты. Сегодня их долго учат, аттестуют и сертифицируют, а потом спрашивают: почему, как, кто виноват и что теперь делать, как добиться прироста мышечной массы или снижения веса, как выиграть чемпионат, как побыстрее восстановить силы, как починить перелом за три дня, как вывести из депрессии и поднять мотивацию, чем кормить, где тренировать, сколько разрешать или заставлять спать, надолго ли еще хватит перегруженного сердца…

Если взять в руки любой учебник спортивной медицины, то поражает не толщина, а обилие пунктов в содержании. У спортивного врача – огромное число зон постоянного внимания, стратегических направлений и тактических проблем, которые нужно удержать под контролем. Общая патология, травматология, кардиология, вертебрология, офтальмология, психотерапия, иммунология, реабилитология, физиотерапия, функциональная диагностика, неотложная помощь, фармакология, профилактика, методология тренировочного процесса, допинговый контроль, допуски к соревнованиям, «полевая» анестезиология… и все это спортивная медицина, и каждый пункт жизненно важен, и каждый раздел учебника – целая наука. Взять хотя бы функциональную кардиодиагностику, одну из важнейших и обязательных составляющих. В зубцах и интервалах ЭКГ, в едва заметных колебаниях ЧСС, во всех этих реполяризациях и вариабельностях ритма таится, по сути, зашифрованная информация о прошлом, настоящем и будущем атлета. В электрокардиограмме покоя эта информация может и не проявиться, – тогда ее надо искать в холтеровском режиме, или под нагрузками, причем важно не упустить тот этап и ту интенсивность нагрузки, где как раз и мелькнет ключевой признак (может быть, единственный и однократно); потом весь этот массив надо проанализировать, из числовых и графических потоков извлечь латентные, не измеряемые напрямую показатели-факторы, – и найти в них ответы. Непременно найти, найти во что бы то ни стало. Ибо истинная ценность именно в них.

И это лишь одна отдельно взятая составляющая спортивной медицины. Взгляните чуть выше, сколько их.

Не хочется сейчас говорить о таких проблемах, как «спортивная медицина и запрещенные препараты», «допуск к перегрузкам при явных противопоказаниях», «заведомо истощающий режим» и т.п. Уже сам факт существования этих проблем позорен и недопустим; однако же они существуют, причем во всех без исключения спортивных странах, даже самых «праведных» и потому крикливых. Заметить бы философски по этому поводу, – мол, бизнес есть бизнес, – однако в это как-то не верится. Верится в то, что спорт – это все-таки не бизнес или, по крайней мере, не только бизнес. Хочется думать, что человечество вскоре образумится, иначе собирать полные стадионы, непринужденно бегать с первой космической скоростью и грациозно проплывать стометровку за десять секунд будет просто некому.

На спортивную медицину в этом плане очень большие надежды. Чудесная наука, чрезвычайно интересная, – поскольку то, с чем она имеет дело, зачастую лежит за пределами существующих общемедицинских знаний и представлений. Если поначалу спортивная медицина отпочковывалась от общей (откуда же еще), то теперь уже общая нередко заимствует открытия, инновации и методы у медицины спортивной.

Как знать: вернись автор данного опуса лет, этак, на тридцать пять назад, – и специализация сейчас, возможно, была бы другой. Но незабвенный Козьма был прав: нельзя объять необъятное.

Спортивным врачам – приходится. Наше уважение вам, коллеги. Ваша работа очень нужна.

Спортивная медицина. Вариабельность сердечного ритма

Одно из отличий спортивной медицины заключается в том, что в лечебно-диагностическом процессе вопросы профилактики, ранней диагностики и превентивных, упреждающих мер имеют не меньшее...

Подробнее

Спортивная медицина. Закислённость

Термин «закислённость организма» (иногда употребляется синоним «закисление») означает смещение водородного показателя рН в кислотную сторону. Общей медицине приходится сталкиваться с ...

Подробнее

Спортивная медицина. Перетренированность

Может показаться, что слово «перетренированность» в толкованиях не нуждается. Действительно, что тут объяснять, если речь явно идет о чем-то избыточном, скорее всего о нагрузках или ...

Подробнее